О книге

Дети майдана

Меня мутило от того, что я вплотную лежу к почти умершему человеку, что моя рука находится внутри его раненого тела. Холодный корпус пистолета был резонансом, чтобы убедиться, что я не теряю сознание я прижимал пистолет к лицу и старался максимально отстраниться от действительности, уговаривал себя, что сейчас все закончится, выстрелы прекратятся, я встану и смогу умыться. Но стрельба не обращала на мои желания никакого внимания.