О книге

Москательщик на покое

Артур Конан Дойл

«В то утро Шерлок Холмс был настроен на философско-меланхолический лад. Его живой, деятельной натуре свойственны были такие резкие переходы.

– Видели вы его? – спросил он.

– Кого? Старичка, который только что вышел от вас?

– Его самого.

– Да, мы с ним столкнулись в дверях.

– И что вы о нем скажете?

– Жалкое, никчемное, сломленное существо.

– Именно, Уотсон. Жалкое и никчемное. Но не такова ли и сама наша жизнь? Разве его судьба – не судьба всего человечества в миниатюре? Мы тянемся к чему-то. Мы что-то хватаем. А что остается у нас в руках под конец? Тень. Или того хуже: страдание…»